Menu
RSS

  • 1
  • 2
  • 3
Пред След

Андрей Бочаров провел рабочую встречу с руководством природоохранной прокуратуры

Губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров провел рабочую встречу с Волжским межрегиональным природоохранным прокурором Вениамином Селифановым и Максимом Макашовым, назначенным на должность Волгоградского межрайонного природоохранного прокурора.

В Волгоградской области с начала года 216 молодых семей приобрели жилье благодаря господдержке

216 из более 300 молодых семей Волгоградской области, которые в 2018 году получили свидетельства на социальную выплату по федеральной программе, уже приобрели жилье. Остальные реализуют свое право до конца текущего года.

Мусор как стратегическое сырьё

Принцип древнеримского управления «разделяй и властвуй» с конца 80-х годов прошлого столетия приобрел новый смысл - разделение мусора и последующее пожинание вполне весомых плодов. Ни один уважающий себя европеец не позволит выбросить мусор в пакет, не разделив его на органический, пластик, стекло, бумагу, потому что знает, что львиная доля отходов...

A+ A A-

Слушая Веру Петровну, трудно поверить, что ей уже девяносто два года. Обо всем, что прожито, она рассказывает эмоционально и ярко, все-таки без сожаления. В памяти остались встречи с достойными людьми и радостные события ее жизни: счастливое замужество, рождение троих сыновей. Все они получили хорошее образование и специальности, обзавелись семьями. С семьей младшего сына Юрия она сейчас и живет под одной крышей, со стороны родных ощущает заботу и внимание. При этом старается в своей половине дома хозяйничать сама, выходит в огород и палисадник поработать, несмотря на протесты сына и снохи. В палисаднике у нее уже зацвели первоцветы, вытянули свои головки тюльпаны, появились молодые листочки на кустарниках. Вера Петровна очень любит цветы и весну. Вот только в первые дни мая и на праздник Великой Победы теребят душу воспоминания.

Дороги, которые мы выбираем
Она родилась в Алма-Ате в 1925 году в многодетной семье. Отец занимал высокую должность: был заместителем начальника местного НКВД. Потом его определили на другую ответственную работу, как члена партии большевиков. Отец контролировал строительство железной дороги в Казахстане.
- Все наше детство прошло в дорогах. Жили в «теплушках» - утепленных вагонах с печью-буржуйкой. У нас в семье было шестеро детей: два мальчика и четыре девочки. Причем старший родился в 1921, младший - в 1941 году. Когда война началась, ему было всего два месяца, - вспоминает Вера Петровна.
Двух старших братьев и отца забрали на фронт. Ее и других девушек из класса направили работать в Херсонский госпиталь. Пришлось научиться делать перевязки, уколы, ухаживать за ранеными. Самым тяжелым для нее было видеть страдания бойцов. Она очень боялась, что однажды привезут в госпиталь братьев или отца. Боялась и одновременно искала их, вглядываясь в лица новоприбывших раненых. Лица, искаженные страданием. Молоденькие медсестры носили прибывших в госпиталь на носилках. Несмотря на то, что брались за ручки носилок вчетвером, для девушек иногда ноша оказывалась неподъемной. Надрывались, падали, снова вставали.
Отца и старшего брата Вера уже не увидела в живых. Брат погиб под Москвой, отец воевал в партизанском отряде и пропал без вести. Спустя много лет, родные с помощью посольства нашли его в братской могиле на границе Бельгии и Германии. На месте захоронения побывала одна из сестер, которая живет в Германии. Младшему брату посчастливилось выжить. После скорого окончания военного училища он попал на фронт, на Сталинградское направление. Вспоминал потом, что привезли их на место назначения холодной ночью: стоял мороз в сорок градусов. Но когда начался бой, холода не чувствовали, так как «земля смешалась с небом».
Оставшуюся часть войны он прослужил разведчиком, доставлял в штаб «языков»- пленных фашистов. Конечно, постоянно рисковал жизнью, переплывал Дон в холод, ночевал в сугробе. Дошел он до самого Берлина и оттуда вернулся домой: вся грудь - в орденах. После войны он женился, но часто болел и умер от гангрены ноги.
Из военного госпиталя Веру «отпросила» мама. Пришла к начальнику и умоляла отпустить дочь: у нее на руках было несколько малолетних детей. После того, как приехали в Алма-Ату, Веру направили на учебу в школу механизаторов.
- Потом всю войну я трудилась за штурвалом комбайна «Сталинец». Летом мы работали, зимой – учились. В 1945 году пришла к председателю сдавать свою технику, - вспоминает Вера Петровна.
Председатель посмотрел на нее внимательно, спросил:
- Теперь куда?
- Пойду на учителя поступать. Вот только не в чем мне идти…
- Завтра приходи. Что-нибудь подберем.
На следующий день председатель привел Веру на военный склад. Здесь они подобрали девушке гимнастерку, юбку, сапоги по размеру.
Во всем этом обмундировании Вера и пришла в педагогическое училище. Был уже ноябрь, поэтому прием завершен, и девушки занимались в классах.
Директор посмотрел на нее в форме с удивлением, но отказать не посмел. Решено было устроить для Веры экзамен по предметам, который она выдержала блестяще. Учеба всегда давалась ей легко, и училище не стало исключением. Вся ее дальнейшая жизнь была связана со сферой образования. Двенадцать лет проработала в начальной школе, затем – заведующей детским садом, потом перешла, с ее точки зрения, на более легкую работу: методистом в областном отделе народного образования и инспектором учреждений. Всегда работала увлеченно и добросовестно, но при этом старалась внимание уделять мужу и сыновьям.

Желание жить
После войны, унесшей тысячи жизней, женихов было не так уж много, но ей в этом плане повезло. На нее обратил внимание Гаврил Прошин – молодой, статный красавец. Столько девушек по нему вздыхало, но он выбрал ее. Все было как в романтичной сказке: с предложением руки и сердца приехал на белой лошади. Соскочил с седла - и пошел к ней бодрой походкой, не хромая. Выходя замуж за него, Вера даже не знала, что он - инвалид первой группы. Муж рассказал ей потом, как его ранило, как девять месяцев пролежал на вытяжке ноги, и что хирург не удалил все осколки.
Еще Вера Петровна очень хорошо запомнила одну его историю, похожую на чудо. Произошло это где-то в Брянских лесах, где их часть ждала пополнения. Солдаты выкопали траншеи, а вниз, на землю уложили бревна, чтобы спать на них. Когда устроились на ночлег, вдруг услышали надрывный плач женщины: так обычно плачут над умершим ребенком, когда теряют самое дорогое. Троих красноармейцев решили послать на поиски женщины, но они вернулись ни с чем, а плач прекратился. На вторую ночь история повторилась. На третью ночь искать женщину вызвался сам один молодой боец. Как потом выяснилось, из семьи верующих. Потом он рассказывал, что сначала шел в темноте на голос, а затем дорога стала светлой. Он увидел перед собой скорбную женщину в венце.
- Почему Вы плачете? У Вас умер ребенок? – спросил боец.
- Я плачу за всех вас. Вы – мои дети, - ответила она.
Далее женщина рассказала, что всем бойцам следует молиться и верить во спасение души. Красноармеец с чувством благоговения пошел обратно, но осознал вдруг, что ему никто не поверит. Он вернулся обратно и рассказал о своих опасениях. Женщина взяла его руку в свою и немного подержала. На следующий день боец рассказал о своем приключении и видении, и когда он поднял руку, на запястье словно светилось изображение Пресвятой Богородицы.
Эту историю Вера Петровна и сейчас вспоминает с благоговением и верит, что именно так все и было, как говорил ее Гаврил Николаевич. Может, поэтому и выжил на войне.
Работал он долгое время водителем, трудолюбивый был, заботился о Вере и сыновьях, как мог. Ни разу она не пожалела, что вышла за него замуж. Настало время, когда он стал с трудом ходить из-за давнего ранения. Последние четырнадцать лет своей жизни он вообще не мог подниматься на ноги. За ним ухаживала Вера Петровна и сын, который стал врачом. Вот только никакое лечение не помогало: на ноге началась гангрена. Врачи сказали, что необходимо ногу ампутировать. Доктор говорил об этом тихо и в другой комнате, но Гаврил Николаевич услышал. Он подозвал жену к себе и сказал, что согласен на все - лишь бы остаться жить.
- Такое вот желание жить было. Только после ампутации он быстро умер. Его нет с нами почти тридцать лет. И до сих пор, как вспомню мужа, так плачу, – рассказывает Вера Петровна.
Когда они всей семьей уезжали из Казахстана, то уезжали и от воспоминаний, тревожащих душу. Сватались к вдове женихи, но она никого не захотела видеть рядом собой на месте мужа. Он стал ее судьбой на всю жизнь.

Валентина Дорн.