Menu
RSS

  • 1
  • 2
  • 3
Пред След

Регистрация туристских групп - залог безопасности вашего отдыха и оперативной помощи спасателей

Волгоградская область обладает уникальным потенциалом по развитию экстремального и экологического туризма. Достопримечательности нашего региона известны во всем мире и с каждым годом количество любителей активного отдыха увеличивается.

Депутат Госдумы Владимир Плотников рассказал о способах повышения доходности фермерских хозяйств

Одним из важнейших направлений повышения доходности фермерских хозяйств должно стать упрощение процедуры получения фермерами господдержки, заявил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Плотников на XXXI съезде Ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов, который проходит в Москве

В Волгограде обсудили перспективы внедрения государственно-частного партнерства в организацию детского отдыха

  Депутат Госдумы (фракция «Единая Россия»), федеральный координатор партпроекта ЕР «Народный контроль» Анна Кувычко и региональный куратор Михаил Струк провели общественную дискуссию с представителями профильных комитетов областной администрации и директорами действующих детских лагерей

A+ A A-

В нашей жизни смех и слезы, радость и горе – почти рядом. Когда в России проходит День памяти и скорби, в память о погибших мы склоняем головы и горят поминальные свечи, жительница Средней Ахтубы Любовь Михайловна Крученок принимает поздравления с днем рождения. В этом году она отмечает свой восьмидесятилетний юбилей.

Любовь Михайловна считает себя счастливым человеком, и другой судьбы для себя она бы не пожелала.
- Обо мне хорошо заботятся сыновья: Николай и Эрик. Они часто приезжают в гости из Волжского, звонят, помогают во всем. Есть внуки и правнуки. Еще у меня очень хорошие соседи, подруги. Так что жаловаться не приходится, – рассказывает юбиляр.
Когда-то Любовь Михайловна работала на Среднеахтубинском консервном заводе, была секретарем партийной организации, занималась общественной работой. В поселке ее многие знают и помнят, часто приглашают на мероприятия, просят рассказать о детстве. Она – человек уникальной судьбы. Будучи совсем еще маленькой девочкой, попала с братом и мамой в лагерь смерти Бухенвальд. Есть данные, что из почти 240 тысяч заключенных, прошедших через Бухенвальд со дня его основания и до освобождения, свыше 56 тысяч умерли или были убиты. Им повезло: они оказались в числе выживших.
В августе 1943 года семья Конон (это девичья фамилия Любови Михайловны) попала в список лиц, подлежащих отправке в Германию. Любе было четыре года, а брату Ростиславу – семь лет. Когда их грузили в вагоны, мальчик решился на побег. Специально обученная овчарка бросилась за ним, как за дичью на охоте. Конечно, она оказалась быстрее. Овчарка принесла истерзанного Ростислава к вагонам. Вид истекающего кровью брата Любовь Михайловна до сих пор вспоминает с содроганием. Позже она все подробно описала в стихах в своей «Балладе». Творчество хоть и самодеятельное, а эмоции и чувства – самые яркие и настоящие, трогающие душу до слез.
Всю дорогу они с мамой боялись, что Ростислав не выживет, а дорога была долгой. На остановках они собирали картофельные очистки и другие пищевые отходы и ели это, чтобы хоть как-то утолить голод.
Бухенвальд располагался на территории Германии близ Веймара. Город этот был известен всему миру как родина Баха и Гёте, сейчас – как место смерти узников. Если бы Люба умела читать, то, входя в Бухенвальд, она бы прочла над воротами лагеря надпись «Каждому своё». Для заключённых предназначались изнуряющий труд, бесчеловечное обращение, жестокие эксперименты и мучительная смерть. На узниках Бухенвальда проводились и медицинские эксперименты, в частности, их специально инфицировали сыпным тифом и туберкулёзом, испытывая новые вакцины. Гибель от заболеваний была массовой. В 1940 году здесь начал работать крематорий, был издан хладнокровный приказ об извлечении золотых зубов перед сжиганием трупов.
Трубы крематория дымили и днем, и ночью. Пепел в первое время существования концлагеря сваливали без разбору в одну общую кучу и развеивали по полям, позже его стали складывать в металлические банки. Сейчас в крематории висит памятная доска, где сказано, что в одном из труднодоступных углов на чердаке этого «домика» было найдено более 700 таких банок с пеплом. Любовь Михайловна помнит, что по прибытии всех разделили на две колонны: одну повели направо, другую – налево. Как им сказали, на мойку и дезинфекцию. После этого их никто уже не видел. Попавших в правую шеренгу разместили в бараках.
Заключённых эксплуатировали и владельцы крупных промышленных фирм, чьи предприятия были расположены в районе Бухенвальда. Считалось, что очень повезло женщинам, которых брали «бауэры» (земледельцы) для работы в сельском хозяйстве. Люба, Ростислав и их мама оказались в местечке Шварцбах. Работали там и мужчины-военнопленные, и русские женщины. Без выходных и от зари до зари. Болеть было нельзя: хозяин отвезет обратно в лагерь и взамен возьмет здорового человека. Но справедливости ради стоит сказать, что кормили неплохо и не издевались. Самое страшное, когда во время рабочего дня начиналась бомбежка. Тогда мама укладывала детей рядышком на землю, а сама ложилась поперек их тел. Потом она объясняла свои действия так: чтобы убило всех вместе. Ей разрешали оставлять детей в бомбоубежище у хозяина, но она все-таки снова и снова брала их с собой. Она боялась, что, если погибнет, малышей отвезут в концлагерь. Она понимала, что там дети вряд ли выживут. Только продлятся их мучения.
Есть исторические данные, что в апреле 1945 года пехотная дивизия США взяла под контроль лагерь Ордруф, входивший в комплекс Бухенвальда. Фашисты начали эвакуировать заключённых из тех частей лагеря, которые оставались под их контролем. В полдень восьмого апреля заключённые Гвидон Дамазин и Константин Леонов смогли установить радиосвязь с Третьей армией США. Короткой телеграммы с сообщением, что они спешат на помощь, было достаточно, чтобы подтолкнуть узников лагеря к восстанию.
Заключённые перебили часть охраны и захватили смотровые вышки. В борьбе они использовали оружие, которое по частям собирали с 1942 года. Вскоре в подмогу повстанцам прибыли и американские войска.
Люба испугалась, когда ее взял на руки и поднял американский солдат – негр. Видимо, он хотел получше рассмотреть худенькую, светлую девочку. На его лице была широкая улыбка, а Люба замерла от ужаса. До этого она никогда не видела черного человека в странной одежде.
После освобождения узников доставили в лагерь для перемещенных лиц. Оттуда они ехали в США, Канаду, Австрию, СССР. Однако в Советском Союзе бывших пленных встречали с недоверием, если не сказать больше.
После войны семью ждало еще много испытаний. Отец семейства в августе 1939 года, как житель Западной Белоруссии, был призван в армию Войска Польского и отправлен на фронт. Он попал в лагерь для военнопленных, который находился в немецком городке Хемер в Вестфалии. С осени 1942 года туда отправляли тысячи советских военнопленных для работы в угольной промышленности. Несмотря на то, что польских военнопленных гитлеровцы тоже считали расово неполноценными славянами, обращение с ними было гораздо лучше, чем позднее с советскими военнопленными. Возможно, это и послужило причиной того, что отец выжил. Однако потом вся его жизнь превратилась в ожидание «страшного суда». Вплоть до 1953 года родители были готовы к тому, что в любой момент, ночью или днем, к их дому подъедет «воронок». Все необходимые вещи уже были собраны в узелок, приготовлены. Конечно, такая напряженная обстановка не могла не отражаться на детях - к тому времени их было уже трое.
Плен и все последующие переживания сильно сказались на физическом и душевном состоянии отца. Он умер в 52 года, так и не дождавшись официальной реабилитации бывших военнопленных.
А жизнь Любови и Ростислава шла своим чередом. Они получили образование, обзавелись семьями, детьми. Ростислав умер, когда ему было 59 лет, оставив после себя двоих детей. Любовь сначала жила и работала в Белоруссии, но климат ей там не нравился: всегда темное, словно свинцовое, небо. Поэтому они с мужем приехали в 1976 году в Волжский. Мужу предложили должность главного агронома в Среднеахтубинском управлении сельского хозяйства, а Любовь Михайловна устроилась на консервный завод. Через год муж трагически погиб, и она осталась с сыновьями-близнецами одна: в то время им было по четырнадцать лет.
В общем-то, к трудностям Любови Михайловне не привыкать. Пережила она и эту трагическую главу в истории своей жизни. Она точно знает, что человеку для счастья нужно не так уж и много. Главное – ценить это счастье, что дано судьбой. Жизнь человека – великий дар. Это нужно понять и пронести через невзгоды и остро почувствовать вместе с комком в горле, когда стоишь у ворот Бухенвальда. Однажды, спустя 45 лет, она приехала в бывший лагерь смерти.
В 1958 году на территории лагеря был основан мемориальный комплекс «Бухенвальд». От бараков остался только выложенный булыжником фундамент, который указывает на место, где были постройки. Около каждого – мемориальная надпись: «Барак под номером таким. Здесь содержались подростки», «Здесь содержались евреи» и так далее.
Создатели мемориального комплекса «Бухенвальд» сохранили здание крематория. В его стены вмонтированы таблички с именами на разных языках: это родственники погибших увековечили их память. Сохранились наблюдательные вышки и колючая проволока в несколько рядов. Остались и ворота лагеря с надписью «Каждому своё». Правда, после прожитых лет, Нюрнбергского процесса и других событий она приобрела другой смысл.

Валентина Дорн.