Menu
RSS

  • 1
  • 2
  • 3
Пред След

Ирина Гусева: С 1 января максимальный размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет вырастет до 26 тыс. рублей

«26 тыс. рублей будет получать мама, которая работала и ушла в декрет, родила первого ребенка, мамы, которые не работали, будут получать меньше. Это стимулирование работавших матерей соответствует принципу справедливости и компенсации потери заработка. Государство поощряет женскую занятость и готово платить больше тем, кто уплачивал налоги и взносы со своей трудовой...

Приглашаем на семинары

УПФР в Среднеахтубинском районе приглашает руководителей организаций и специалистов по кадрам на семинар, который состоится 21 ноября в 10.00 по адресу: р.п. Средняя Ахтуба, ул. Свердлова, 52а (здание общества инвалидов).

Сообщи, где торгуют смертью

С 12 по 23 ноября проводится второй этап Всероссийской антинаркотической акции «Сообщи, где торгуют смертью».

A+ A A-

По разные стороны баррикад
Он не мог считать своей Родиной Германию, потому что не помнил ее. Когда родители  из немецкой  деревни Кирх-Розин  привезли его в Россию, Вилли было всего лишь несколько месяцев. История родителей могла бы послужить сюжетом для захватывающего романа: во время первой мировой войны Сидор Иванович  был захвачен в плен неприятелем и оказался на чужбине. Здесь он познакомился с Мартой Хагеманн, которая покорила его сердце. У влюбленных родились дети: Александра и Вилли. Летом 1920 года они официально оформили свой брак и выехали в Советский Союз, а именно на Украину, в район Ахтырки.

Наверняка, семье пришлось пережить немало невзгод и испытаний. В 1921 году на Украине (особенно в южных районах) начался голод. Коллективизация и революционные преобразования, разорение храмов и церквей – все это многие жители переживали болезненно. Известный Ахтырский Свято-Троицкий монастырь разграбили, монахов выгнали. Открыли в нем приют для беспризорников, которых было немало.
Тем не менее, в 1923 году в семье Кулик родился  сын Александр, а в 1925 – Николай.  По всей видимости, испытания оказались слишком суровыми для Марты Хагеманн. Ей захотелось вернуться в Германию. В 1927 году брак был расторгнут, и мать семейства, получив визу, уехала на родину вместе с дочерью и двумя сыновьями. Вилли остался вместе с отцом. Его немецкого происхождения ничто не выдавало: даже имя, которое было трансформировано в Василий.
По воле судьбы семья оказалась в разных государствах, а в 1941 году – на противоборствующих позициях. В роли неприятеля на поле боя могли оказаться родные братья Василия Сидоровича.

На братской могиле
Своего деда и дядю решил отыскать в России сын Николая Сидоровича – гражданин Германии Фридрих Вильгельм Кулик. По его словам, неоценимую помощь в этом поиске ему оказал друг Анатолий Ступаков. Вместе они служили на аэродроме Лерц в Германии. До 1993 года на нем базировались истребительно-бомбардировочная авиационная дивизия и полк истребителей-бомбардировщиков. Фридрих Вильгельм служил офицером в национальной народной армии. Сейчас находится в отставке.
В августе 2017 года он  приехал вместе с супругой в хутор Кривушу Среднеахтубинского района. С местными жителями и представителями власти разговаривал с акцентом, но по-русски. Был доволен тем, что братская могила, где захоронен его дядя, в хорошем состоянии, за ней ухаживают. Об этой поездке  у него остались незабываемые впечатления.
О Василии Кулике известно немного. Фридрих Вильгельм располагает несколькими документами. Один из них – свидетельство о рождении на немецком языке. Еще один –  именной список боевого состава, умершего от ран в период боевых действий с 10.08.1942 по 20.11.1942 года, составленный в госпитале. Заполнялся документ наспех и неразборчиво. Например, трудно  прочесть номер госпиталя и сведения о боевой части, каким РВК и какой областью был призван. После некоторых сопоставлений удалось выяснить, что до призыва Василий  Сидорович так и проживал на Украине, в Сумской области.  
Но можно хорошо прочесть, что красноармеец являлся членом  ВКП (б), поступил в госпиталь на левом берегу Волги 10 октября 1942 года, умер 11 октября, был захоронен в могиле №21. Ранение было тяжелым, но все-таки его сумели переправить  через Волгу, которую фашисты «поливали» огнем.


Как это было
В сентябре 1942 года части вермахта потеснили советские войска  и ворвались в центр города, а на стыке обороны 62-й и 64-й армий прорвались к Волге. Река полностью простреливалась немецкими войсками. По свидетельствам очевидцев, охота шла за каждым судном и даже лодкой. Несмотря на это, в ходе битвы за город с левого берега на правый, по некоторым сведениям, было перевезено свыше 82 тысяч солдат и офицеров, большое количество боевой техники, продовольствия и других военных грузов, а на левый берег эвакуировано около 52 тысяч человек.
Борьба за плацдармы у Волги,  на Мамаевом кургане и на заводах в северной части города продолжалась более двух месяцев. Ожесточенностью отличались уличные бои. Борьба шла за каждый квартал, каждый завод, каждый дом, подвал или лестничный проход. По несколько раз переходили из рук в руки Мамаев курган, железнодорожный вокзал. Как свидетельствуют историки, с 28 сентября по 8 октября враг предпринял второй ожесточенный штурм Сталинграда.
Выход противника 22 сентября к самой Центральной пристани города исключил возможность работы флота на центральной переправе не только паромов, но и речных судов. Центральная переправа была потеряна. Тем не менее, отдельные речные суда отваживались совершать рейсы, чтобы вывезти с Центральной пристани раненых на левый берег Волги. Это были пассажирские катера «Лейтенант Здоровцев» (капитан И.А. Соколов), «Второй» (капитан П.Г. Баландин) и «Вторая пятилетка» (капитан К.Ф. Воробьев). Ничто не могло остановить речников. Вместе с моряками ВВФ, понтонерами инженерных войск флота они продолжали совершать рейсы через Волгу, каждый из которых был поистине героическим.
К 1 сентября 1942 года все госпитали из Сталинграда были вывезены за Волгу. На берегах рек Ахтубы и Волги действовало 127 госпиталей. Они размещались практически в каждом населенном пункте Среднеахтубинского и Ленинского районов. В период Сталинградской битвы в районе хутора Клетского располагалось три военных госпиталя, куда сотнями привозили тяжелораненых бойцов - защитников Сталинграда.


Вечная им память
В Кривуше действовал полевой передвижной госпиталь №712. Умерших от ран бойцов хоронили в хуторе, в общей могиле. 29 октября 1966 года сюда же были перенесены останки советских воинов из одиночных и небольших братских могил в окрестных населенных пунктах. Могила была реконструирована. Памятник значится на улице имени Протасова, названной так в честь одного из воинов, прах которого покоится в могиле.
На мемориальной доске обозначены фамилии похороненных здесь воинов и жителей хутора Кривуша, не вернувшихся с войны. Известны имена более 60 бойцов, общее же количество похороненных неизвестно. Для всех них, включая  Василия Сидоровича Кулика – русского солдата немецкого происхождения, среднехтубинская земля стала последним пристанищем.
Фридрих Вильгельм мечтает разыскать еще  своего сводного брата - Петра, родившегося предположительно в 1926-28 году. Шансов выжить во время войны у него было больше, поскольку к началу Великой Отечественной войны он еще не достиг совершеннолетия. По большому же счету, в огромной России нет ни одной семьи, которая не пережила бы трагедию в сороковые роковые.  

Валентина Дорн.